Кто он-лайн

Сейчас 164 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 260 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

Лето 2002 года. После смерти жениха 28-летняя Шэннон не понимает, как ей жить дальше. Вместе они объездили полмира: Австралию, Европу, Китай. Молодые и полные надежд, они собирались пожениться и жить долго и счастливо. Однако несчастный случай на пляже в Таиланде нарушил их планы.
     
Ядовитая медуза ужалила Шона во время купания, и красивый, добросердечный молодой мужчина умер на руках у своей невесты. Профессиональный морской биолог, она лицом к лицу столкнулась с душераздирающей реальностью: одна её великая любовь — океан — отобрала у неё вторую великую любовь — Шона. Доставив тело любимого человека на родину, в Австралию, Шэннон осталась наедине со своим ошеломляющим горем.
     
Шэннон привыкла называть себя и Шона – мы. После его смерти «мы» сменилось на «я», и ей пришлось заново отвечать на вопрос, кто она и как ей жить.

Разговор о поколении россиян, родившихся в начале 1970-х, чья молодость пришлась на 90-е – лихие и активные, не всегда весел. Многим из них выпало пройти через, огонь, воду и медные трубы. И в итоге остаться «у разбитого корыта». Слишком бурной и обнадеживающей была их молодость. И в то же время мрачной и зловещей. Не всем удалось вырваться из щупалец 1990-х и приспособиться к новым временам «стабилизации», «модернизации» и «оптимизации». Многие из этого поколения, едва разобравшись со своими запросами, целями и мировоззрением, а иногда и вовсе не разобравшись, обнаружили себя на пороге одинокой старости.

Герою новой книги Романа Сенчина, лауреата премии «Большая книга», – всего сорок лет, но он ощущает себя брошенным и ненужным пожилым человеком. И трудно понять, из-за чего ему досталась такая доля: то ли из-за персональных особенностей личности, то ли из-за особенностей непростой эпохи, раскачавшей его молодость, но не давшей твердой опоры под ногами, какая была у его родителей. А между тем главный герой романа – человек, родившийся в Сибири, суровом крае мужества, борьбы, потрясающих открытий и фантастической природы. Однако романтика отцов, «поворачивающих реки вспять», обернулась потерянностью и апатией их детей. Закономерно ли это явление? И где найти выход из этого тупика?

«Однастория» оказалась первым графическим романом, вошедшим в шорт-лист главной итальянской литературной премии «Стрега», спровоцировав горячие споры о границах литературы.
     
«Однастория» для знаменитого итальянца Джипи (Джан-Альфонсо Панчинотти) стала книгой переломной, непривычно откровенной и личной. Невероятно титулованный автор графических романов завоевал многочисленные премии, включая призы на фестивалях комиксов в Ангулеме, Лукке и Эрлангене. Но к пятидесяти (автор 1963 года рождения), его настиг жесточайший творческий кризис, заставивший обратиться к психотерапевтам и медикаментам, которые позволяли бы чувствовать себя нормально и порой даже счастливо. Пять лет Джипи не творил. «Однастория» стала первой после долгого перерыва книгой. В ней он решился «проговорить» мучившие его вопросы.

Нетрудно усмотреть параллели между автором и главным героем «Однастории», 50-летним писателем по фамилии Ланди, оказавшимся в психиатрической клинике. Его мир рассыпался на тысячи осколков, его творческую энергию парализуют страх перед редактором (а ну как ему не понравится рукопись?) и возможным неуспехом, а также боль от предательства и непонимания дочери. В полубреду он постоянно возвращается к истории своего прадеда, воевавшего в окопах Первой мировой войны. Там прадеду Ланди пришлось совершить ужасную вещь, но это не разрушило его.

Старый двор на Патриарших: дома без лифтов, милый особнячок весь в трещинах и морщинах, на барельефах скучающие львы, давно потерявшие свое «царьзверское» достоинство, высокая, раскидистая липа – центр дворовой жизни, переливающаяся всеми красками детская площадка, серьезно потрепанная местной детворой. И маленькая девочка Нина одиннадцати лет, чье окно на первом этаже выходит в самый темный угол этого двора. Москва конца 1960-х. Мир и спокойствие. И ужас, поселившийся в этом дворе…

Екатерина Рождественская – журналист, писатель, переводчик, профессиональный фотограф и модельер, автор полюбившихся читателям книг «Жили-были, ели-пили», «Двор на Поварской», «Зеркало» и фотопроекта «Частная коллекция» – признается, что этот роман – ее первый опыт работы в формате триллера, хотя в полной мере эту книгу к такому жанру отнести нельзя. Как рассказала Екатерина во время своей встречи с читателями на фестивале «Красная площадь», эту историю ей рассказала подруга: «Ей было тяжело и дальше держать все это в себе, и мы решили, что, если я напишу на основе ее воспоминаний книгу, то есть «вылью» все это на читателя, ей станет легче, из нее выйдет весь этот потаенный мрак. Надеюсь, что так и будет. По крайней мере, прочитав рукопись, она разрешила мне ее публиковать».

Всё, как завещал Уилл Трейнор в первом романе трилогии «До встречи с тобой». В завершающей книге «Всё та же я» перед нами знающая себе цену позврослевшая женщина.
Даже если вы не особенный любитель «женских романов», «До встречи с тобой» Джоджо Мойес читали наверняка. Ну или хотя бы смотрели фильм.

История любви с несчастливым концом, прикованный к инвалидному креслу Уилл Трейнор и его сиделка – смешная, неуклюжая и очень трогательная Лу Кларк в невообразимых нарядах. Всё было стремительно и прекрасно, пока не кончилось. Уилл Трейнор умер, оставив Луизе «пчелиные колготки» – символ её неординарности, и письмо – духовное завещание, пункты которого она и пытается выполнять в последующих двух книгах трилогии, «После тебя» и «Всё та же я». Несмотря на журнально-глянцевые названия всех трёх книг, это очень хорошая литература с эволюцией героини и её желаний. Недаром имя Джоджо Мойес по всему миру стало знаком качества в «женском романе», а в России у выпускающего её книги издательства «Азбука» («Иностранка») даже есть книжная серия имени этого автора – в ней выходит хорошая литература про жизнь и любовь.