Кто он-лайн

Сейчас 107 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 107 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

Новой книги Ольги Славниковой, лауреата «Русского Букера» и автора прогремевшего пророческого романа «2017», ждали больше пяти лет. И вот – «Прыжок в длину». История про прыгуна Олега Ведерникова, который славно начал спортивную карьеру, все прочили ему блестящее будущее. Однако свой лучший прыжок он совершил не на олимпийской арене, а на асфальте проезжей части, выталкивая из-под колёс джипа мальчишку, побежавшего за мячиком. Тот самый джип лишил Олега обеих ног. В новой книге автор продолжает исследование темы жертвенности, начатое в предыдущем романе – «Лёгкая голова».

Судьбы спасителя и спасённого тесно переплетаются. С одной стороны, родители мальчишки то и дело наведываются к Ведерникову с липкими благодарностями. С другой стороны, и сам Олег пристально следит за пацаном, надеясь убедиться, что его жертва не была напрасной, что, исковеркав собственную жизнь, он спас нечто гораздо более ценное.

«Твоя вторая жизнь, или книга о счастье» — книга для тех, кто жаждет чего-то большего, чем внешнее благополучие. У героини Камиллы есть всё для счастья: любящий муж, прекрасный сын, отличный дом. У неё престижная профессия, и её недавно повысили…
    
Почему же она чувствует неудовлетворённость, и даже депрессию? «Атрофия чувства счастья», «эмоциональная безграмотность» — такие диагнозы ставит психолог и писатель Рафаэлла Джордано своей героине.
     
Рафаэлла придумала собственную методику, чтобы помочь таким людям, как Камилла. Её название — рутинология. Может быть, она и вымышленная, но очень эффективная. Случайная встреча Камиллы с Клодом Дюпонтелем, который называет себя специалистом по рутинологии, навсегда перевернула её жизнь.

«Детство без интернета» — тренд последнего десятилетия. Даже поколение миллениалов то и дело с нежностью вспоминает девяностые, когда кассеты прокручивали назад карандашом, рыдали над погибшим тамагочи и массово собирали вкладыши из «Love is...».
     
Повесть Екатерины Ждановой — о родителях миллениалов, чье детство пришлось на семидесятые. Воспоминания о дворовой культуре тех лет не идет ни в какое сравнение с тоской по игре в приставку и растворимому напитку «Юппи». Развлечения ребенка семидесятых, казалось, конечной целью имели самоуничтожение. Детишки в рассказах Ждановой плавят свинец, жарят мясо на утюге, запросто садятся в машины к незнакомцам и воруют с подъездного пола линолеум, чтобы скатиться с горки. Атмосфера веселого безделья и вседозволенности — и ни слова об октябрятах и пионерах, о сборе макулатуры и публичном осуждении хулиганов.

Лето 2002 года. После смерти жениха 28-летняя Шэннон не понимает, как ей жить дальше. Вместе они объездили полмира: Австралию, Европу, Китай. Молодые и полные надежд, они собирались пожениться и жить долго и счастливо. Однако несчастный случай на пляже в Таиланде нарушил их планы.
     
Ядовитая медуза ужалила Шона во время купания, и красивый, добросердечный молодой мужчина умер на руках у своей невесты. Профессиональный морской биолог, она лицом к лицу столкнулась с душераздирающей реальностью: одна её великая любовь — океан — отобрала у неё вторую великую любовь — Шона. Доставив тело любимого человека на родину, в Австралию, Шэннон осталась наедине со своим ошеломляющим горем.
     
Шэннон привыкла называть себя и Шона – мы. После его смерти «мы» сменилось на «я», и ей пришлось заново отвечать на вопрос, кто она и как ей жить.

Разговор о поколении россиян, родившихся в начале 1970-х, чья молодость пришлась на 90-е – лихие и активные, не всегда весел. Многим из них выпало пройти через, огонь, воду и медные трубы. И в итоге остаться «у разбитого корыта». Слишком бурной и обнадеживающей была их молодость. И в то же время мрачной и зловещей. Не всем удалось вырваться из щупалец 1990-х и приспособиться к новым временам «стабилизации», «модернизации» и «оптимизации». Многие из этого поколения, едва разобравшись со своими запросами, целями и мировоззрением, а иногда и вовсе не разобравшись, обнаружили себя на пороге одинокой старости.

Герою новой книги Романа Сенчина, лауреата премии «Большая книга», – всего сорок лет, но он ощущает себя брошенным и ненужным пожилым человеком. И трудно понять, из-за чего ему досталась такая доля: то ли из-за персональных особенностей личности, то ли из-за особенностей непростой эпохи, раскачавшей его молодость, но не давшей твердой опоры под ногами, какая была у его родителей. А между тем главный герой романа – человек, родившийся в Сибири, суровом крае мужества, борьбы, потрясающих открытий и фантастической природы. Однако романтика отцов, «поворачивающих реки вспять», обернулась потерянностью и апатией их детей. Закономерно ли это явление? И где найти выход из этого тупика?

«Однастория» оказалась первым графическим романом, вошедшим в шорт-лист главной итальянской литературной премии «Стрега», спровоцировав горячие споры о границах литературы.
     
«Однастория» для знаменитого итальянца Джипи (Джан-Альфонсо Панчинотти) стала книгой переломной, непривычно откровенной и личной. Невероятно титулованный автор графических романов завоевал многочисленные премии, включая призы на фестивалях комиксов в Ангулеме, Лукке и Эрлангене. Но к пятидесяти (автор 1963 года рождения), его настиг жесточайший творческий кризис, заставивший обратиться к психотерапевтам и медикаментам, которые позволяли бы чувствовать себя нормально и порой даже счастливо. Пять лет Джипи не творил. «Однастория» стала первой после долгого перерыва книгой. В ней он решился «проговорить» мучившие его вопросы.

Нетрудно усмотреть параллели между автором и главным героем «Однастории», 50-летним писателем по фамилии Ланди, оказавшимся в психиатрической клинике. Его мир рассыпался на тысячи осколков, его творческую энергию парализуют страх перед редактором (а ну как ему не понравится рукопись?) и возможным неуспехом, а также боль от предательства и непонимания дочери. В полубреду он постоянно возвращается к истории своего прадеда, воевавшего в окопах Первой мировой войны. Там прадеду Ланди пришлось совершить ужасную вещь, но это не разрушило его.

Старый двор на Патриарших: дома без лифтов, милый особнячок весь в трещинах и морщинах, на барельефах скучающие львы, давно потерявшие свое «царьзверское» достоинство, высокая, раскидистая липа – центр дворовой жизни, переливающаяся всеми красками детская площадка, серьезно потрепанная местной детворой. И маленькая девочка Нина одиннадцати лет, чье окно на первом этаже выходит в самый темный угол этого двора. Москва конца 1960-х. Мир и спокойствие. И ужас, поселившийся в этом дворе…

Екатерина Рождественская – журналист, писатель, переводчик, профессиональный фотограф и модельер, автор полюбившихся читателям книг «Жили-были, ели-пили», «Двор на Поварской», «Зеркало» и фотопроекта «Частная коллекция» – признается, что этот роман – ее первый опыт работы в формате триллера, хотя в полной мере эту книгу к такому жанру отнести нельзя. Как рассказала Екатерина во время своей встречи с читателями на фестивале «Красная площадь», эту историю ей рассказала подруга: «Ей было тяжело и дальше держать все это в себе, и мы решили, что, если я напишу на основе ее воспоминаний книгу, то есть «вылью» все это на читателя, ей станет легче, из нее выйдет весь этот потаенный мрак. Надеюсь, что так и будет. По крайней мере, прочитав рукопись, она разрешила мне ее публиковать».

Всё, как завещал Уилл Трейнор в первом романе трилогии «До встречи с тобой». В завершающей книге «Всё та же я» перед нами знающая себе цену позврослевшая женщина.
Даже если вы не особенный любитель «женских романов», «До встречи с тобой» Джоджо Мойес читали наверняка. Ну или хотя бы смотрели фильм.

История любви с несчастливым концом, прикованный к инвалидному креслу Уилл Трейнор и его сиделка – смешная, неуклюжая и очень трогательная Лу Кларк в невообразимых нарядах. Всё было стремительно и прекрасно, пока не кончилось. Уилл Трейнор умер, оставив Луизе «пчелиные колготки» – символ её неординарности, и письмо – духовное завещание, пункты которого она и пытается выполнять в последующих двух книгах трилогии, «После тебя» и «Всё та же я». Несмотря на журнально-глянцевые названия всех трёх книг, это очень хорошая литература с эволюцией героини и её желаний. Недаром имя Джоджо Мойес по всему миру стало знаком качества в «женском романе», а в России у выпускающего её книги издательства «Азбука» («Иностранка») даже есть книжная серия имени этого автора – в ней выходит хорошая литература про жизнь и любовь.

Читатели ждали продолжения популярных серий Литвиновых «Агент секретной службы и «Авантюристка». Однако новая их книга – «Девушка не нашего круга» – вне циклов, сама по себе. Но авторский стиль, умение «закрутить» сюжет никуда не делись.

Читателям предстоит знакомство с совсем новыми героями, ранее не фигурировавшими в произведениях авторов. Сюжет романа в некоторой степени основан на реальных событиях. Несколько лет назад курорты Краснодарского края всколыхнула череда дерзких краж автомобилей. Следователи искали прожженных бандитов, но столкнулись с бандой, состоящей из юных девушек. Эта история привлекла внимание Анны и Сергея Литвиновых. И на её основе они написали остросюжетный роман.

Героини книги «Девушка не нашего круга» — сестры Настя и Юля Баскаковы, помышляющие автограбежом. Происхождение одной из девушек окутано давней тайной. Худенькая блондинка и яркая брюнетка слишком не похожи, чтобы быть родными по крови...

Историю, рассказанную М.А. Беннетт, мы вроде бы уже слышали. Частная школа, бесплодные попытки новенькой девочки завести друзей, внезапная милость от элиты, оборачивающаяся кошмаром… А вот ракурс, в котором писательница представила знакомый сюжет, необычен.

Опасные выходные

В центре рассказа – юная и очень эрудированная Грир Макдональд, любительница кино, поступившая в старейшую и самую престижную частную школу Англии. СВАШ, или «Святого Айдана Школа», – заведение с многовековой историей и строгими правилами. Здесь чтут традиции и не любят новшеств – студентам нельзя пользоваться смартфонами, все работы пишутся от руки, а пользование Интернетом строго лимитировано. И, как водится, в СВАШ существуют свои касты: ученики делятся на элиту и «выскочек», и попасть в лучшие из лучших, кажется, невозможно.

Тем удивительнее выглядит приглашение, которое Грир получает от шести лидеров школы – так называемых Средневековцев. Ей и ещё нескольким ученикам предстоит провести уик-энд в шикарном особняке, где их ждут роскошный приём и светские развлечения – рыбалка, охота и стрельба.

У Абгарян очень личная проза. Каждой новой порции рассказов про родной городок Наринэ Берд и его обитателей мы ждём как долгожданных вестей от старых добрых знакомых. Поэтому их боль, сочащаяся с каждой страницы, больно ранит. Они же наши, родные и любимые. Почему с ними так?

Редактор сборника «Дальше жить» Ирина Епифанова писала в Facebook, что ушла в отпуск, чтобы в тишине и спокойствии его отредактировать. Ради такой книги уйти в отпуск, чтобы поработать, нормально. Наринэ Абгарян тоже неоднократно писала о ней на своей странице. И на стадии замысла, когда только родилась идея высказать, выплюнуть из себя страшную боль Карабахского военного конфликта и нелепо исковерканных судеб. И уже после сдачи книги в печать, когда до последнего сомневалась – а включать ли в сборник историю собственной семьи? Сомнения развеяла младшая сестра, главная героиня рассказа: «Об этом нужно обязательно писать, в надежде…»

Первые страницы «Дальше жить» обманчивы. Как в бабушкину тёплую шаль, мы вновь «кутаемся» в уютный Берд. Запах свежевыпеченной гаты, занимающийся рассвет, яркая – до рези в глазах – зелень кругом, чистейший горный воздух, люди, которые готовы отдать соседу последнюю рубашку. Будто перед нами продолжение последней книги Абгарян, «Зулали», светлой и чистой. И – как неожиданный удар пыльным мешком из-за угла – война. Не описание боевых действий, а её страшные последствия, опустошающие подробности, выжатые судьбы. Как эстафетную палочку передают герои одного рассказа свою потерю в соседний сюжет книги, одна беда тянет за собой другую.

Этот документальный детектив интересен не только тем, что автор получил за него престижную премию имени Эдгара Алана По, и не тем, что рассказывает о судьбе известного маньяка, а потому что в ближайшее время может выйти экранизация книги, главную роль в которой сыграет Леонардо Ди Каприо. Правда, на экранизацию он выкупил права еще десять лет назад, но сейчас, говорят, осталось совсем немного до старта. Режиссер картины Мартин Скорцезе. Ди Каприо сыграет роль серийного убийцы.

В оригинале роман называется «Дьявол в белом городе: убийство, магия и сумасшествие на выставке, которые изменили Америку». Речь в нем идет о враче Генри Говарде Холмсе (настоящее имя убийцы – Герман Уэбстер Маджетт), который был первым официально зарегистрированным убийцей в Штатах. Его удалось выследить в 1884 году, к этому моменту он убил от 20 до 350 человек – в реальности Маджетт признался лишь в 27 эпизодах.

1893 год, Чикаго, люди со всего мира съехались на выставку. Именно для этого события Генри Говард Холмс, главный герой бестселлера, построил отель в три этажа. Это было не совсем обычное здание. В середине оно напоминало лабиринт. Все делалось для того, чтобы люди не могли выбраться оттуда. Холмс устроил жестокие убийства посетителей выставки.

Книги Татьяны Веденской лучше любого психотерапевта: они возвращают к жизни на раз, дарят внушительную порцию хорошего настроения и доброго юмора, увлекают в перипетии жизненных приключений героев, за которыми так интересно следить.

Новый роман «О рыцарях и лжецах», конечно, о мужчинах, которые сначала представляются доблестными рыцарями в сияющих доспехах, а на деле оказываются совсем не теми. А еще он о том, как глубока может быть кроличья нора, если бездумно следовать за тем, кого любишь, какой непредсказуемой – жизнь, и какой изнурительной – любовь.

Лиза Тушакова любила... Любила своего мужа нежно, сильно, самозабвенно. Она прощала ему долгие отлучки, ни о чем не спрашивая, мирилась с отсутствием помощи и денег, с его бесконечными проблемами на работе, верила. Пока однажды не оказалась прижатой ОМОНом носом к асфальту, потому что супруг не остановился на призыв полиции, устроил гонку по МКАДу, врезался в отбойник и в финале сбежал, бросив ее одну в машине, откуда Лизу и вытащили сотрудники отдела по борьбе с наркоторговцами. В автомобиле супруга они нашли героин, и теперь молодой психолог Лиза под следствием. Но жизнь продолжается, и ей по-прежнему нужно принимать клиентов, заботиться о детях и ждать, объявится ли сбежавший муж. А еще жить с мыслью, что самый любимый человек на свете её предал...

«Люди среди деревьев» – первый роман Ханьи Янагихары, одной из главных звезд современной литературы. Ее второй (для русскоязычного читателя – первый) роман «Маленькая жизнь» – не всегда убедительная история о детских травмах – стал, пожалуй, одним из главных мировых бестселлеров 2016-2017 годов. Имя Янагихары было на слуху даже у людей далеких от современной – да и любой другой – прозы. Именно после «Маленькой жизни» к ней пришли широкое признание, успех и, надо полагать, баснословные авторские гонорары. Хотя все это она заслужила хотя бы только за «Людей среди деревьев», вещи куда более сильной, чем «Маленькая жизнь».

Лауреат Нобелевской премии, выдающийся врач-иммунолог Нортон Перина обвиняется в совращении малолетних, среди которых – его же приемные дети. Газетные вырезки в самом начале романа сообщают нам такой бэкграунд: обвиняемый в педофилии, Перина прославился тем, что, отправившись в антропологическую экспедицию в Микронезию, открыл новое заболевание, вирус, который передается человеку от редкой черепахи; попав в организм, заболевание делает заразившегося крепким физически, дает ему феноменальное долголетие; больной стареет только рассудком. Этому заболеванию, названному синдромом Селены (в честь греческой богини), подвержены жители одного маленького острова Иву’иву – небольшое полинезийское племя опа’иву’экэ, тихо, но верно сходящее с ума высоко в горах.