Кто он-лайн

Сейчас 48 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 148 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

Новая книга Елены Чижовой посвящена Петрограду — Ленинграду — Петербургу, петербургскому мифу, петербургскому тексту и всей истории России XX века. Хорошая тема «на экспорт», которая найдет своего заинтересованного читателя как в нашем городе, так и за его пределами.

 

У Чижовой покрытая туристическими штампами «Северная столица» показывает свою страшную, едва ли не людоедскую, античеловеческую сущность. Это место, созданное не для людей, — писательница проговаривает мысль, уже не раз встречавшуюся в текстах русской литературы. Петербург в романах и рассказах Золотого и Серебряного века изучен вдоль и поперек, но это не означает, что тема петербургского мифа, знакомая всем филологам, исчерпана. Она неизбывна, пока этот город стоит на земле — и Чижова, пусть грубовато, но прочно вписывает в него и свой текст.

Успех «Тринадцатой сказки» Дианы Сеттерфилд — мрачной и завораживающей, одновременно изысканно литературной и пугающе жизненной — был таким громким и глобальным, что на много романов вперед обеспечил писательнице самое пристальное и преимущественно доброжелательное читательское внимание. И хотя вторая книга Сеттерфилд, неспешная производственная драма из жизни викторианских могильщиков «Беллмен и Блэк», даже в лучших своих фрагментах не дотягивала до уровня «Тринадцатой сказки», третьего романа публика ждала с понятным нетерпением.

Плохая новость состоит в том, что «Пока течет река» опять не идет ни в какое сравнение с литературным дебютом Сеттерфилд, которому, похоже, так и суждено остаться обособленным и неповторимым, словно бы занесенным в голову писательницы таинственным дуновением иного мира. Однако (и это, бесспорно, новость хорошая) по сравнению с неровным и затянутым «Беллменом и Блэком» «Пока течет река» шаг если не строго вперед, то, во всяком случае, в нужную сторону. Перестав полагаться на обрывки поистершегося вдохновения, Сеттерфилд уверенно движется в направлении крепкого, рефлексивного и по-своему привлекательного профессионализма.

Детективщики нынче пошли не те: редко когда встретишь «добротное» преступление и искусно заметённые следы. Зато бесконечных копаний в прошлом героев, рассказов об их трудном детстве и насквозь травмированном настоящем – хоть отбавляй. «Смертельная белизна», четвёртая книга Роулинг, – возвращение традиционного детектива. Длинный, непредсказуемый, многослойный, хорошо написанный текст. 

 

У хорошего детектива две составляющие. Первая – непосредственно интрига и ответ на вопрос «кто убил?». Вторая – мотив и ответ на вопрос «почему убил?». Детективные романы последних нескольких лет забывали про первую и с упоением занимались второй. «Женщина в окне» А. Дж. Финн, «Скажи, что ты моя» Элизабет Нуребэк, «Постарайся не дышать» Холли Седдон, даже главный детективный бестселлер Америки (у нас он выходит на днях) «Безмолвный пациент» Алекса Михаэлидеса – всё это с натяжкой можно назвать детективами. Скорее, добротными психологическими триллерами. Жанр классического детектива продолжают тянуть на себе единицы, например Анжела Марсонс и Тана Френч. Сюда можно отнести и Ю Несбё, амбассадора скандинавского детектива. Они тратят очень много времени на проработку сюжета, стараясь запутать его так, чтобы ответ на вопрос «кто убийца?» был непонятен читателю до самой последней страницы.

Сравнительно недавно антиутопии считались самым востребованным подростковым чтением, и новый роман Алексея Сальникова мог бы стать очень удачным воплощением жанра, явив миру юную революционерку, выросшую на Урале примерно в 1980-е годы. По крайней мере, его зачин выглядел очень обнадеживающе.

 

Нелюдимая девочка Лена жила себе скучной жизнью школьницы из Нижнего Тагила — готовилась поступать в пединститут (опять же, скорее от скуки, чем по манию души), ничем особенно не интересовалась, мать и бабку не радовала, но и не расстраивала. До тех пор, пока старший брат лучшей подруги не подсадил ее на «стишки».

 

В «Опосредованно» Сальников описывает альтернативную реальность, которая отличается от нашей разве что анекдотичными нюансами: во вселенной «Гарри Поттера» действуют мстительные магглы, в библиографии Достоевского обнаруживается роман «Идиоточка», среди одиночек за тридцать с общественным давлением и нападками сердобольных родственников сталкиваются в основном мужчины: «Это мужчина, если к тридцати одинокий — это прямо приговор, соседи начинают коситься: а вдруг с ним что не так? А что это вы один?».

«Чужак», вошедший в тройку лучших романов 2018 года по версии пользователей Goodreads и названный самой актуальной книгой года книготорговой сетью Barnes & Noble, построен на смешении любимых жанров Кинга – детектива, хоррора и мистики.

Завязка в духе криминального романа: в маленьком американском городе зверски изнасилован и убит одиннадцатилетний мальчик. В первой же главе «Чужака» арестовывают подозреваемого – учителя и спортивного тренера Терри Мейтланда. Вину Терри подтверждают свидетельские показания, отпечатки пальцев, совпадение редкой группы крови и даже ДНК с места преступления.

«В маленьком городке никто не пользуется бóльшим уважением, чем человек, работающий с детьми. И если вдруг у него обнаруживаются грязные тайны, всплывают какие-то связанные с ним нехорошие вещи, то ненавидеть его тоже будут так сильно, как никого другого», – объясняет Стивен Кинг идею книги в интервью на утреннем шоу телеканала CBS.

Дина Рубина продолжила цикл «Наполеонов обоз» книгой «Белые лошади». «Болезненный и стремительный» роман приоткрыл подробности трагичных отношений героев первой части. 

 

В первой книге читатели познакомились с блистательной, сильной характером сотрудницей издательства по имени Надежда, что живёт в подмосковном доме, соседствуя с очаровательным мужиком Изюмом, одним из самых обаятельных «простых» героев последних лет. Мы совершили робкий экскурс в прошлое Надежды – туда, где осталась её судьбоносная, перелопатившая всё любовь, мальчишка со странным именем Аристарх.

 

Книга «Белые лошади» открывается ностальгической «Юностью». В ней первая любовь, подробности нежных и пылких отношений Надежды-Дылды и Стаха-Аристарха. Обманчиво гладко стелет Рубина, подводя двух влюблённых друг к другу за ручки, чтобы потом их раскидало жизнью, как взрывом.

Жизнь крошечных городков, как мы давно усвоили из литературы всех жанров и сортов, лишь на поверхности спокойна, а внутри там кипят страсти, как у Шекспира или похлеще. Вот и созданный Фредриком Бакманом городок Бьорнстад, расположенный где-то на самом севере Швеции, – точно такая же «сонная бомба». Про то, что случается, когда детонатор срабатывает, – в книге «Медвежий угол».

 

Случайный человек в Бьорнстад может попасть разве что по воле неисправного навигатора. Туристам там делать нечего, местные жители сами порываются при первой возможности сбежать. Город бы, наверное, совсем загнулся, если бы не местная гордость – юниорская хоккейная команда. В парней ещё недавно никто не верил, а теперь трибуны полны местных жителей, ревущих «Мы медведи! Медведи из Бьорнстада!»

Австралийка Ханна Кент, автор нашумевшего «Вкуса дыма», снова обратилась к документальным свидетельствам прошлого и вытащила на свет очередную почившую в веках драму. Так родилась «Тёмная вода». Забудьте о прогрессе, парацетамоле, быстрой связи и большинстве правил гигиены – добро пожаловать в Ирландию XIX столетия. 

 

Глухая деревушка. Жизнь – суровее некуда, попробуй-ка протяни лютую зиму на одной картошке, молоке да на потине, ядрёном самогоне. Уровень образования невероятно низок, даже церкви в таких условиях не удаётся завоевать полноценного авторитета. 

 

Неудивительно, что любое несоответствие известной норме воспринимается крестьянами как происки нечисти. Недуги и неприятности лечатся (или не лечатся) травами и заклинаниями, причём от дурного глаза, загулявшего мужа, мучительных родов и боли в боку вам, скорее всего, предложат примерно одинаковые лекарства.

Британка Али Смит взялась за амбициозную задачу: она пишет «сезонный квартет», используя времена года как отправную точку для исследования разных граней человеческой личности. Писательница в середине пути – после обманчиво-нежной призрачной «Осени» вышла «Зима». Мир суровой зимой кардинально меняется. Корни и ветви оголяются, открываются всем ветрам. Зима – время выживания и, вероятно, не все дотянут до весны. Но спасение замерзающих, по Али Смит, дело рук самих замерзающих.

 

Софи видит голову. К Софи на Рождество едет сын Арт. Арта бросила девушка Шарлотта, и ему спешно приходится затыкать этот прокол случайно встреченной на автобусной остановке незнакомкой. Незнакомка оказывается не так проста, как кажется. А ещё Софи, как уже было сказано, видит голову – обычную детскую голову, совсем не злую, а дружелюбную, но весьма прилипчивую. Чтобы приглядеть за Софи, приезжает старшая сестра, она привозит с собой для младшей кучу органических продуктов и несколько жгучих сожалений о прошлом. 

В 2019 году будет создана и введена в эксплуатацию база данных «Волонтеры культуры».

Об этом сообщила заместитель Министра культуры Российской Федерации Ольга Ярилова на заседании общественно-экспертного совета по рассмотрению вопросов, связанных с реализацией федеральных проектов «Культурная среда», «Творческие люди» и «Цифровая культура» национального проекта «Культура».

«На сегодняшний день только создается сегмент, который будет называться «волонтеры культуры», - рассказала Ольга Ярилова. - На всероссийском молодёжном образовательном форуме «Таврида» была проведена пробная секция, где мы попытались сделать оценку и посмотреть, кто такие волонтеры культуры. И на этом этапе важно не уйти в социальную сферу». По её словам, «акцент будет сделан на волонтеров, работающих на объектах культурного наследия».

«Читая “Дни Савелия”, ловил себя на мысли, что в этом романе автор стал полноценным котом. Занятие для столичного жителя нехарактерное, можно сказать – экзотическое, а вот для писателя – очень важное. Своим романом он доказал, что отныне может перевоплотиться в кого угодно, а мы, сидящие в партере, будем, затаив дыхание, следить за его превращениями. Будем плакать и смеяться. И радоваться тому, что в нашей литературе появился такой Савелий. Ну, и такой Григорий, конечно», – так пишет в предисловии к роману писатель Евгений Водолазкин. Именно он, получив рукопись, отнес ее в редакцию. И за это ему надо сказать огромное спасибо.

Книга написана «от лица» обычного московского кота из приличной дворовой семьи, давно уже обитающей в столице. Поэтому и город Савелий знает прекрасно, как и автор. Хотя у него, несомненно, есть любимые места. Так что это еще и книга о Москве, ее старой части, самой любимой и дорогой коту и Служителю.

Один из самых глубоких современных писателей Евгений Водолазкин, автор романов «Лавр» и «Авиатор», закончил новый роман с неговорящим названием «Брисбен».
Это история современного успешного музыканта, который потерял возможность выступать из–за болезни, и вот он ищет новый смысл жизни».

Глеб Яновский, гитарист-виртуоз, возвращается с парижских гастролей. «Олимпия» рукоплескала ему, не заметив нечеткого, как у начинающих гитаристов, тремоло. Но самого музыканта не зря напугало внезапное «глухое бульканье вместо нот» — это подступает болезнь, которая прервет его карьеру на самом пике. Но прежде в том самом самолете Глеб познакомится с писателем Сергеем Нестеровым, который предложит написать о нем книгу, а музыкант неожиданно согласится. О нем и его успехе уже писали, но Яновскому хочется другого. «Не музыку нужно описывать, а жизненный опыт музыканта. Это он потом становится музыкой или, там, литературой. Не знаю, поймет ли это писатель», – говорит он отцу в одну из редких встреч. Он даже отказывается рассказывать своему биографу о времени успеха – музыке, концертах и благодарной публике. Ему важнее рассказать о том, что привело его в мир, который теперь недостижим.

Воодушевляющий семейный роман Бетти Смит убеждает: завтра будет лучше, чем вчера. И любой из Ноланов, о них идет речь в книге, это подтвердит.

Вот дерево, оно растет в Бруклине, как и сотни точно таких же. За ним никто не ухаживает специально, разве что в теплые дни его обогревает солнце, а в прохладные поливает дождь. «Но оно сильное, потому что сильным его делает тяжелая борьба за жизнь. <…> Если бы на всем белом свете осталось только одно это дерево, вы бы сказали, что оно прекрасно», - говорила Кэти Нолан, проходя по улице мимо любопытных соседей, то и дело норовивших указать ей на то, какая у нее родилась чахлая девочка. Конечно, Кэти тогда была слишком молода, в семнадцать она так и не смогла по-настоящему полюбить свою дочь Фрэнси, хотя всегда ее очень жалела, зато через год совершенно неожиданно для себя заобожала недавно родившегося сына Нили. Однако Кэти была умная женщина и старалась, чтобы дети ни о чем не догадались.

Алексей Иванов — мастер атмосферного письма. Он умеет так точно подбирать детали, достоверно описывать предметы и ловко вворачивать в речь героев верные слова и словечки, что его книги с успехом заменяют машину времени. Причем в полной мере оценить это качество ивановских текстов лучше всего получается не в больших исторических романах о далеких временах вроде «Тобола» об освоении Сибири в Петровскую эпоху или «Золота бунта» о событиях на Урале спустя четыре года после разгрома Пугачевского восстания, а в городской прозе о недавнем прошлом. Скажем, в «Ненастье» Алексей Иванов убедительно и достоверно, с нужной долей отстраненности показал 1990-е, а в новой книге — советские восьмидесятые, которые всему этому предшествовали. Сверять собственные ощущения от эпохи с описанным в романе — отдельное удовольствие. Исторически точный и честный «Пищеблок» многим доставит радость узнавания.