Кто он-лайн

Сейчас 128 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 193 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

 Рассказывает эта хитрая книжка про солидных бизнесменов, внезапно понимающих, что они до умопомешательства тоскуют по тем временам, когда телевизор надо было переключать с канала на канал плоскогубцами, а также про их товарищей по веселой голодной молодости, их бывших жен, их нынешних подруг, их комплексы, кризисы, философские рассуждения и, конечно, любови большие и малые. Такие вроде бы отдыхательные рассказы для яппи с мозгами, поотбитыми злой рыночной реальностью. Только в отдыхательных книжках для яппи не бывает подзаголовка "гептамерон". И вообще отдохнуть с "Мясом снегиря" не получится — бизнесмены бизнесменами, но над каждым рассказом придется думать и переживать.

С "Гептамероном" Маргариты Наваррской сборник Дмитрия Липскерова не роднит ничего, кроме количества "дней", в которые он рассказывает свои любовные новеллы. В этом собрании странных любовных случаев и без Маргариты Наваррской сложностей хватает. Милые любовные истории с классической новеллистической концовкой — опа, дорогой читатель, ты думал, что все так, а оно вот эдак! — чередуются с сюрреалистическими любовными миниатюрами и философскими любовными притчами. А бывает, что даже и не чередуются. Немудреное лирическое рассуждение о том, какая женщина русскому мужику желаннее — с мощными белыми сахарными ногами, глазами—омутами и коромыслом на плече, или же "тростинка на ветру" в платьишке от кутюр, с чуть заметными половыми признаками и бокалом "Мартини" — неожиданно эволюционирует в чокнутую научную фантастику с нанотехнологиями, атомной войной и альтернативными путями развития человечества. А из страшного надрывного крика души про Бога, мать и беременность собственной смертью вдруг золотой рыбонькой выныривает трогательнейшая картина. . . ну, если не семейного счастья, но чего—то максимально к нему приближенного. Чудны дела сердечные.

И никакой злокачественной эклектики — наоборот, это на редкость ровный сборник. Ровный на тонком химическом уровне, на уровне одного большого ощущения одной большой извечной клинической непонятности и неуправляемости любви с ее грозными подводными течениями и непредсказуемой логикой. Она у Липскерова каким—то затейливым образом оказывается одновременно мелодраматична до тошноты и пронзительно—надмирна, как просветление у дзен—буддистов: "При ней он перерезал охотничьим ножом себе горло от уха до уха, и хлынул кровавым водопадом ей на ноги. Впрочем, ее лицо было белее, чем его. Его удалось спасти. Аккуратно зашили. Она пришла к нему больницу и сказала: — Я больше с тобою не буду жить! — Почему же? — прохрипел он испорченными связками. — У меня еще много мест, где резать!" Это рассказ "Ревность", один из психологических шедевров сборника. А рассказ, давший название книге, можно смело использовать как пособие для студентов Литинститута — пусть ломают голову над тем, зачем прекрасным декабрьским утром он и она убили красную птичку, и постигают великую тайну интерпретации.
Оксана Бек
Источник: Книжное обозрение. — 2009. — № 11. — C. 6.
 Все, во что мы верим, существует. Эта простая мысль составляет основу современной философии - философии виртуальной реальности. В цифровом мире можно все. Можно разводить виртуальных щенков. Они так же, как и настоящие, требуют заботы и внимания. И так же опознают своих хозяев из тысяч других людей. Цена высока, даже выше, чем за живого породистого щенка. Но это способ спастись от одиночества. Главное - верить. Можно завести блог, общаться с тысячами незнакомых людей, принимать близко к сердцу их проблемы и радости и думать, что именно они тебя по-настоящему понимают. А можно прогуливать школу и целый день проводить в онлайн-игрушке "Королевский бал". Участвовать в совещаниях, принимать законы, плести интриги. И считать, что живешь полной жизнью, которая гораздо интереснее, чем реальная.

Геймер Арсен Снегов поначалу именно так и думает: виртуальный мир - это способ уйти от стандартной и бессмысленной цепи событий: школа - институт - хорошая работа - семья и дети - пенсия - могила. Высокотехнологичный вид эскапизма. Но слишком большие деньги поставлены на кон в этой игре, слишком опасные люди в ней заинтересованы, чтобы ловкие аферы долго сходили Арсену с рук. Игра врывается в его жизнь и меняет ее навсегда. От множества врагов его спасает неожиданный покровитель - странный человек по имени Максим. Даже не совсем человек, а... Впрочем, не будем раскрывать интригу. Кроме того, Арсен получает сверхспособности и должность в фирме "Новые игрушки". И на новой работе понимает, что жизнь - та же игра и что в ней людьми можно манипулировать так же, как на экране.

Идея на нова (вспомним многочисленные антиутопии и ту же "Матрицу"). Но исполнение заслуживает внимания. Психология главного героя отличается мастерской, детальной прорисовкой. "Цифровой" - это больше, чем книга в жанре техно-фэнтэзи. В ее динамичный сюжет, который постоянно держит читателя в напряжении, умело вплетены рассуждения о философских, "вечных" вопросах: смысл жизни и счастье, реальность и фантазия, свобода выбора, этика, желания человека. В попытке ответить на них сталкиваются чистый разум и чувства, расчет и гуманизм. Что возьмет верх?

Например, можно провести эксперимент в летнем лагере: разделить детей на три клана и обязать по четыре часа в день сражаться за ресурсы и территорию в новой онлайн-игре. Через некоторое время все втягиваются в этот процесс, начинают жить игрой, строить планы даже в свободное время. У них усиливается командный дух. Но при этом растет агрессия к представителям "чужих" кланов, расцветает жестокость. Все заканчивается массовой дракой на дискотеке. Это безнравственно? Да. Но зато у них появляются друзья, за которых можно жизнь отдать, появляется цель - и оттого они счастливы. Такой ли безнравственный был эксперимент? Или другой пример. Девочка-подросток страдает от невзаимной любви. Можно прекратить ее человеческое существование, а разум превратить в компьютерную игру. Жестоко? Но когда внимание людей со всего мира будет приковано к ней, она станет счастлива. В лабиринте подобных вопросов и приходится блуждать героям романа "Цифровой, или brevis est".

Марина и Сергей Дяченко - талантливые писатели, авторы большого количества романов и лауреаты еще большего количества литературных премий (около 60 на 23 романа). "Цифоровой, или brevis est" вместе с их предыдущей книгой "Vita nostra" образуют цикл "Метаморфозы". В обеих книгах обыгрывается один ход: мироздание - намного более сложная система, чем пишут в учебниках, и драматические противоречия возникают между личностью человека и его местом в Системе. Только если в "Цифровом" жизнь представлена как компьютерная игра, то в "Vita nostra" она оказывается Истинной Речью. А человек, соответственно, всего лишь часть речи.

Книги объединены и названием: в них разделена пополам строчка из Гауде-амуса: "Vita nostra brevis est, brevi fmietur" ("Жизнь мы краткую живем, призрачны границы").
Важнова В.
Источник: Книжное обозрение. —  2009. — № 33. — C. 16.
 Глуховский Д. Метро 2034 : Роман.- М.: ACT, Астрель, 2009. - 445 с.
Феномен популярного (как бы) фантаста Дмитрия Глуховского широкого обсуждения не получил, поскольку для одних он - чтение, для других - попса (и тут нет противоречия, есть лишь разная акцентуация). Нет, неправда, в Сети получил, но это же пространство - в основном - эстетически неконцептуального мышления, пространство масок. Оставим в покое его странный и сырой роман "Сумерки", поговорим о той дилогии, что посвящена Московскому метрополитену, ставшему самым большим бомбоубежищем после ядерной катастрофы.

Роман "Метро 2034" образует контрапункт - вполне осмысленный - с романом "Метро 2033". Этот контрапункт следует понять хотя бы ради понимания собственно этой будоражащей модели, почему-то обретшей художественные формы. Но сначала о главном: вот результат великого новоевропейского развития романа-мифа, о котором столь тонко писал покойный Е. М. Мелетинский.

Но связано оно, это завершение, отнюдь не с какими-либо возвышенными архетипами древности, претворившимися в современность (и притворившимися современностью), но с архетипами новыми, порожденными гиперцивилизационными способами решения неких и до того существовавших проблем. Перед нами: а) ядерная война, уничтожение цивилизации и подавляющего большинства человеческого населения, деградация, разобщение; б) метрополитен - именно московский - как сложнейшая система, породившая гигантское количество быличек и непроверенных историй. Миф, вечно нацеленный в ненаступившее, слава богам, будущее (тотальное взаимоуничтожение), и миф, основанный на технологизированных, осовремененных, но все же вполне предшествующих моделях (подземный город), совмещаются воедино - и эта, тривиальная вроде бы, модель действует, создавая тот самый вышеупомянутый контрапункт.

 Джерри и Холли были созданы друг для друга - идеальная пара. Они не просили у жизни ничего особенного. Просто хотели прожить ее вместе. Но... все случилось очень быстро. Джерри стал жаловаться на головную боль, после долгих уговоров согласился сходить к врачу. Оказалось, что причина - не стресс, не давление или, на худой конец, зрение, как предполагали супруги. У него нашли опухоль мозга, и через несколько месяцев, накануне своего тридцатилетия, Холли осталась вдовой. Она с головой погрузилась в свое горе. Одна в пустом доме, исхудавшая, изможденная страданием, не выпускающая из рук старый синий свитер мужа...

Вы думаете, что книга, которая так начинается, не может стать бестселлером? Еще как может! Роман ирландской писательницы Сесилии Ахерн, который она написала в 21 год, уже издан тиражом свыше 5 миллионов экземпляров, переведен на множество языков и завоевал любовь читателей более чем в 40 странах. Книга занимала первые места в рейтингах бестселлеров США, Англии, Германии, не говоря уже об Ирландии, где ее автор по популярности может соперничать со своим отцом (Берти Ахерн, между прочим, самый яркий политик современной Ирландии, премьер-министр, находившийся у власти рекордные для страны 11 лет, с 1997 по 2008). Сейчас Сесилия Ахерн - лауреат многочисленных премий, сценарист и продюсер популярного комедийного телешоу, автор нескольких книг.

Причина успеха романа, возможно, в том, что история, начавшаяся со столь пронзительной трагической ноты, получает вполне жизнеутверждающее развитие. Героиня находит в себе силы жить дальше, постепенно освобождаясь от власти мучительных воспоминаний. И помогает ей в этом сам Джерри, ее муж, во время смертельной болезни тайно составивший для Холли Список. В Списке - те поступки, которые она должна совершить, чтобы справиться с бедой. Каждый месяц, вскрывая по одному конверту, Холли получает разные задания: купить в спальню ночник, принять участие в конкурсе караоке, найти себе работу по душе... Холли погружается в новые заботы, заводит новые знакомства, и, по мере того как жизнь ее наполняется новыми красками, тональность повествования постепенно меняется. Автор с большой симпатией и юмором фиксирует все этапы "возрождения" своей героини, показывая повседневную жизнь современной женщины, не совсем уже юной и неопытной, но находящейся в поисках собственного жизненного пути, открывающей для себя смысл простых вещей и вечных истин.

Правда, тех, кто надеется на классический хэппи-энд, ждет некоторое разочарование. Это все-таки нечисто голливудская история, хотя роман и был с успехом экранизирован в Голливуде: в России премьера фильма с Хилари Суонк и Джерардом Батлером в главных ролях состоялась 14 февраля - в день святого Валентина, покровителя всех влюбленных. Джерри не вернется из небытия целый и невредимый, Холли не удастся сразу найти новую любовь... Но она все же сохранит здравый рассудок, волю к жизни и даже некоторую толику оптимизма, а в наше время и в такой ситуации это, согласитесь, очень даже неплохо!
Гостевская Н.
Источник: У книжной полки.- 2008.- № 2.- C. 22
 Второй роман писателя, надежно скрывающегося под псевдонимом Анна Борисова, стал самой обсуждаемой книгой первых месяцев 2009 года. Причина такой популярности, впрочем, не в литературных достоинствах, а в масштабной рекламной кампании, совершенно неожиданной для смутных экономических времен. Даже не столько в самом масштабе этой кампании (хотя он впечатляет - наружная реклама накрыла буквально всю Москву), а в ее содержании: новинку хвалят Людмила Улицкая, Павел Санаев и Януш Леон Вишневский. Подобные прецеденты были у первого романа Борисовой "Там" и "Девятного Спаса" Анатолия Брусникина. Оба этих проекта, кстати, провалились. Но очередная попытка доказывает, что литературной мистификации так просто умереть не дадут. И вот уже критики в очередной раз спорят, кто скрывается за "Анной Борисовой": Борис Акунин (потому что любит эксперименты и имеет те же инициалы) или Александр Мамут (потому что очень уж литературой интересуется - сперва книготорговая сеть, потом и вовсе издательская группа). В общем, все поддерживают продажи в меру своих сил.

Меж тем "Креативщик", с одной стороны, по стилю похож на "Там" (тот же цикл новелл, в первом романе связанный общим началом и верберовским духом, во втором - рассказчиком), с другой - и это заметили многие критики - в художественном плане его превосходит. То есть налицо творческий рост. И благодаря этому росту новинка (за вычетом крайне неудачного названия, от которого невольно ожидается очередной "шедевр" социальной прозы в духе "Гастарбайтера", и совсем не тянущего на роман объема) получилась вполне читабельной.

Вкратце сюжет: в пустой квартире обычного питерского панельного дома с утра тяжело просыпается старик. Долго тщательно приводит себя в порядок, выходит из дома. А дальше начинается череда случайных встреч, в которых старик мало того, что обнаруживает себя тонким душевным диагностом и прекрасным рассказчиком (каждому встреченному он рассказывает именно ту историю, которая наиболее интересна собеседнику), да еще и молодеет час от часа. Так что вечером и вовсе оказывается маленьким мальчиком. Тогда он признается настигнувшему его в подъезде и, конечно, ничего не понимающему филологу, который, оказывается, следил за ним последние несколько часов, что он Демон. И в качестве награды за упорство и настойчивость проводит небольшой антирелигиозный ликбез, сводящийся к утверждению: Вера - это великая и печальная мечта человеческой души о том, что она на свете не одинока, что она кому-то нужна и важна, что она бессмертна. После чего заходит из обычного питерского подъезда в обычную питерскую квартиру. А из нее - на листе фанеры в окно, в ставшее вдруг парижским небо.

Незамысловатая композиция, простой и легкий язык, увлекательные истории (и, что немаловажно, компактный формат) - все это делает "Креативщика" неплохой книгой для чтения в общественном транспорте.
Соловьева Т.
Источник: У книжной полки.-  № 2.- 2009.- С.36