Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

 Михаил Шишкин — прозаик, разрушивший миф о том, что интеллектуальная проза в России — достояние узкой читательской аудитории. Его романы, удостоенные престижных литературных премий, — всегда событие и... всегда загадка. В новом романе «Письмовник», на первый взгляд, все просто: он, она. Письма. Дача. Первая любовь. Но судьба не любит простых сюжетов. Листок в конверте взрывает мир, рвется связь времен. Прошедшее становится настоящим: Шекспир и Марко Поло, приключения полярного летчика и взятие русскими войсками Пекина. Влюбленные идут навстречу друг другу, чтобы связать собою разорванное время. Это роман о тайне. О том, что смерть — такой же дар, как и любовь.

«Только ненаписанные письма не доходят до адресата. Есть особая почта, для которой расстояния, годы, смерть не существуют. Все дело в рифмах. Все на свете зарифмовано со всем на свете. Эти рифмы держат мир, как гвозди, загнанные по шляпки, чтобы он не рассыпался»

«Оказывается, древнее письмо начиналось как запись порядка жертвоприношений. Картинки изображали сцены служения с участниками и ритуальной утварью. И это как раз понятно. А вот дальше произошло удивительное! Смотри, ведь получалось, что это таинство становилось доступным каждому, взглянувшему на картинку. Собака была собакой, рыба — рыбой, лошадь — лошадью, человек — человеком. И тогда письмо стали специально запутывать, чтобы его могли понять только посвященные. Знаки стали освобождаться от дерева, от солнца, от неба, от реки. Знаки раньше отражали гармонию, всеобщую красоту. Гармония переместилась в писание. Теперь письмо не отражение красоты, но сама красота!»
Михаил Шишкин
http://prochtenie.ru/index.php/publ/5019
 В новую книгу Натальи Ключаревой — автора нашумевших книг «Россия: общий вагон» и «SOS» — вошли повесть «Деревня дураков» и цикл очерков «Деревянное солнце».

Герой повести — молодой историк Митя — решил поработать сельским учителем в деревне Митино. Деревня как деревня, и жители в ней обычные — и старожилы, помнящие войну, и батюшка, и влюбчивые старшеклассницы, и блудница местная — Любка... А за деревней, подальше, стояла таинственная деревня дураков, о которой местные жители боялись даже думать. И пришлось Мите столкнуться с настоящей — неписанной — историей...

«Будущее — от присутствия в нем нового учителя — становилось почему-то все светлей и краше. И школа не закрывалась, и зарплату давали вовремя, и даже муж не пил. Никто другой не нашел бы в Митиной долговязой фигуре, которую встреченные старухи сразу окрестили „оглоблей“, ничего, что могло вселить подобную уверенность. Но Евдокии Павловне так хотелось надеяться, что было, в общем-то, неважно — на кого. До края деревни Митя дошел уже потенциальным министром образования».
Наталья Ключарева
http://prochtenie.ru/index.php/publ/5015
 Лидия Хофман шестнадцать лет боролась с неизлечимым недугом и победила его с помощью самоотверженной любви родных, доброты друзей и...вязания. Теперь она — удачливая владелица магазинчика пряжи и аксессуаров для вязания, «Путеводная нить» на Цветочной улице, где ведет курсы для начинающих. Энергия преодоления, словно волшебная нить Ариадны, прочно связала прежде не знакомых между собой женщин. Цепная реакция любви помогает блистательной Жаклин восстановить гармонию в семье и наладить отношения с простушкой-невесткой и якобы «неверным» супругом, неформальной боевой Алекс найти точку опору в житейском море, а отчаявшейся в попытке родить своего ребенка Кэрол — найти чудесного сыночка...

Дебби Макомбер — автор бестселлеров the NEW YORK TIMES, USA TODAY, Publishers Weekly , Bookscan bestseller lists и Waldenbooks bestseller lists. Продано более 75 миллионов экземпляров. Автор более 150 романов. Она популярна во всем мире, ее книги переведенына 23 языка.

6 сентября 2007 она вошла в историюиздательства Harlequin Enterprises, когда ее роман «74 Seaside Avenue,» появился одновременно на 1-х местах в списках бестселлеров в мягкой обложке в New York Times, USAToday и Publishers Weekly. Ее первый роман «Heartsong» был издан в серии Silhouette Inspiration в 1984, он стал первым сентиментальным романом, который когда-либо был отрецензирован Publishers Weekly. Три раза она получала B. Dalton Award, также она получила Romance Writers of America RITA Award, получила премию Quill Award в фан-голосовании как лучший писатель в жанре женского романа в 2005 году. По ее книге «This Matter of Marriage» был снят фильм в 1998.

Мало кто верил, что мать четверых детей, с головой утопающая в домашних заботах, действительно способна стать писательницей, но вот однажды она купила старую пишущую машинку и стала писать по ночам, когда ее дети спали. Сейчас ее перу принадлежит более 150 романов. Она пишет на протяжении 15 лет. Основываясь на собственном опыте, своей семьи и друзей, она демонстрирует почти сверхъестественной способностью заглядывать в души женщин и выражать их эмоции, ценности и интересы.
http://prochtenie.ru/index.php/publ/5004
 Книга «Кто твой враг» Мордехая Рихлера ранее не издавалась в России.

Это увлекательный роман с убийством, самоубийством и соперничеством двух мужчин, влюбленных в одну женщину.

И в то же время это повествование о том, как западные интеллектуалы, приверженцы «левых» взглядов (существенную их часть составляли евреи), цепляются за свои идеалы даже после разоблачения сталинизма.

Российский читатель уже знаком с изданными по-русски романами «Улица» и «Версия Барни», изобилующими пронзительным лиризмом и юмором на любой вкус — и броским, и изысканным.

Мордехай Рихлер (1931-2001) — один из самых известных канадских писателей (на родине его называют на английский манер Ричлер), автор многих романов, книг публицистики, пьес и сценариев.

Родился М. Рихлер в семье иммигрантов из России. Внук ученого хасида, он получил традиционное еврейское воспитание. Рос и учился в Монреале, впоследствии жил в Париже, в Англии, зарабатывал на жизнь журналистикой.

Улицу своего детства, улицу Св. Урбана, где росли и взрослели он и его друзья, потомки еврейских иммигрантов из разных стран Европы, он описал в романе «Улица» (1969), чем и заслужил прозвище канадского Шолом-Алейхема.

За другой свой роман «Версия Барни», М.Рихлер удостоен престижной в Канаде премии имени замечательного юмориста и теоретика юмора Стивена Ликока.
http://prochtenie.ru/index.php/publ/5011
 Современный североевропейский детектив, как правило, и не детектив вовсе, а дидактический социальный роман, поданный в форме детектива. Иным авторам удается сохранить присущую детективу остроту сюжета, но все же любителям остренького лучше порекомендовать что-нибудь американское – в духе Ли Чайлда. В Северной Европе все происходит с чувством, с толком, с расстановкой. Даже убийства. Особенно – в Исландии.

Стоит заметить, что Исландия – очень маленькая страна (там всего-то около 300 тысяч человек живет) с очень богатой литературной традицией. Традицию эту составляют в основном знаменитые исландские саги, кои описывают великие и достойные удивления дела предков – вполне реальных людей, более тысячи ста лет назад начавших заселять пустынный и негостеприимный остров. Деяния эти страшны и кровавы, – не потому что древние исландцы были такими уж кровожадными (в этом отношении они мало отличались от современников-скандинавов), а потому что составители и читатели саг только такие дела и считали достойными памяти. В итоге мы (и все исландцы) прекрасно знаем, кто, когда и каким образом лишил жизни своего собрата. И это не какие-то собирательные былинные богатыри, а достойные предки и поныне живущих людей. Все это породило специфически исландское отношение к преступлению, в частности к убийству, – в традиционном представлении все не так ужасно, если убийца прямо и честно объявит о своем деянии. А вот если он пытается его скрыть...

Все это стоит иметь в виду, читая «Трясину» Арнальда Индридасона. Итак, эта книга об убийстве в стране, где, вообще говоря, все обо всех пусть не все, но многое знают. Где прошлое – живо и всегда может вылезти из могилы. А потому, когда в дешевой квартире в Рейкьявике обнаруживают труп одинокого пенсионера и странную записку, дело вовсе не кажется следователю Эрленду Свейнссону безнадежным. Он сразу чувствует, что копать надо вглубь времен. Пусть не к временам заселения страны, но уж к славным 1960м – точно. Тут начинается обычная североевропейская чернуха – такое впечатление, что все эти книги написаны (и переводятся на иностранные языки) с единственной целью: показать всему миру, что жить там совершенно невозможно. Жадные подрядчики выстроили симпатичные с виду, но ужасные внутри дома на гнилом болоте, которое медленно, но верно их поглощает. Итак, вонь канализации. Омерзительная погода (впрочем, для жителей большей части мира даже хорошая исландская погода совершенно невыносима). Тоска и пустота жизни, от которой можно бежать лишь в наркоту и пьянство. И много других замечательных вещей – впрочем, Индридасона можно считать почти провидцем, ибо не прошло и десяти лет с момента выхода книги, как Исландия погрузилась в глубочайший финансовый кризис.

В этой-то атмосфере Свейнссон ищет убийцу, одновременно пытаясь как-то наладить отношения с дочерью-наркоманкой и разыскать ее подругу, пропавшую неведомо куда с собственной свадьбы. Пропавшая подруга – как раз для социального фона, прямого отношения к развитию сюжета она не имеет. Но иной раз эти линии скрещиваются – и это не авторский произвол, а отражение того, что в Исландии и правда все всех знают. И коли уж у полицейского дочь принимает наркотики, так наверняка пересекалась с кем-нибудь из его подопечных.

В поисках следователь опирается не только на полицейскую практику, но и на новейшие научные достижения. Да, Исландия – современная европейская страна, а в 2000 году вся Европа была повернута на достижениях генетики. А кроме того, изнеженному (даже исландскому) читателю непременно нужно дать нечто макабрическое – вот и фарширует Индридасон свою книжку замурованным телом, редкой и ужасной болезнью, эксгумацией, краденым мозгом маленькой девочки, врачами-коллекционерами органов и прочими радостями желтой прессы. Увы, все это оставляет впечатление надуманности – слишком уж густо, – а поскольку Индридасон не играет с читателем, а пишет всерьез, становится скучно. Чем книга на самом деле любопытна, так это своеобразными приметами исландского быта: вот герой приходит в богатый особняк и примечает, что вокруг – «шикарный сад, весь в деревьях, иные высотой метров шесть». И сразу становится ясно, что особняк действительно богатый, потому что в обычных исландских садах деревья, как правило, не растут.

Игорь Дымов, «Книжное обозрение», №13, 2010