Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

 Анна уже полюбилась читательницам своими книгами «Игра вслепую» и «Десять евро в час». Автор с первых страниц влюбляет читателя в своих героев, легко пишет о серьёзном и не устает подсмеиваться над женскими и мужскими слабостями. Книги Анны Бурдиной — это оригинальные путеводители по психологии мужчины и женщины, которые читаются на одном дыхании, а напоследок приятно удивляют.

Истории, описанные в новой книге, основаны на реальных жизненных эпизодах, рассказанных разными людьми, на собственных наблюдениях автора. Но характеры персонажей, их чувства, переживания являются художественными образами.

Любовь на завтрак. Веселая, эксцентричная девушка Маруся решает побороть одиночество и стать невероятно счастливой и богатой с помощью системы фэн-шуй. Она покупает книжку по гармонизации пространства и принимается за дело: переставляет у себя дома мебель «по науке». Неожиданно система сработала, но не так, как хотелось — девушка попадает в довольно нелепую историю, покрытую тайной загадочного убийства...

Цветочный приворот. Три разочарованные в любви подружки решили попробовать последнее средство в завоевании мужских сердец — пойти к колдуну и сделать приворот. Что из этого получилось, вы узнаете из этой изящной мистическо-философской истории, написанной с легкой иронией о серьезном.
http://prochtenie.ru/index.php/publ/5294
 Новая книга от автора бестселлеров «Золото Бунта», «Географ глобус пропил», «Сердце Пармы», «Общага-на-крови».

В 2009 году на Каннском кинофестивале Россию представлял фильм знаменитого режиссёра Павла Лунгина, каннского лауреата 1990 года. Фильм называется «Царь». В его основе — страшное и великое противоборство двух титанов русского средневековья — Ивана Грозного и митрополита Филиппа.

Павел Лунгин рассказал историю о поединке вер. Царская власть — от бога, но что делать, если царь самого себя возомнил богом, сошедшим на землю в преддверии Конца Света? Верить ли человеку в помазанника божьего как в самого Господа? Вершить ли царю Страшный Суд на земле, если он — Господь второго пришествия? Ответ — в кровавой метели опричнины и в трагедии непримиримого митрополита.

Окончательный сценарий кинофрески «Царь» Павел Лунгин создал на основе текста писателя Алексея Иванова. Книга «Летоисчисление от Иоанна» написана Алексеем Ивановым по начальному варианту сценария о митрополите Филиппе и царе Иоанне IV.
http://prochtenie.ru/index.php/publ/5222
 Все взрослеют по-разному — кто-то разом, кто-то постепенно. Предвестником взросления юной барышни Тани Лотосовой — героини новой масштабной саги Ирины Муравьевой — стали слова учителя литературы в гимназии: «Я очень прошу вас не верить, что Пушкин искал себе смерти. Я думаю вот что: он просто решил не бояться. Высокие душою люди часто осознают, что жизни бояться не стоит. Грешно. И это, я думаю, есть вера в Бога». Шёл 1914 год.

У каждого в потайных уголках памяти хранятся свои неповторимые осколки сложного опыта созревания, закругленные волнами времени или по-прежнему острые, как бритва. Капелька крови, скатившаяся по голой (уже не девической, но женской) ноге и окрасившая полевую ромашку; слово «война», преследующее запахом гниющих в госпитале тел; неловкий поцелуй предавшей матери; голубые глаза новорожденного сына. Все это — Танины осколки.

Все взрослеют по-разному, но те, чья юность неосмотрительно пришлась на десятые годы 20 века, повзрослели одинаково стремительно. Огромный маховик истории смел их маленькие судьбы в единую массу, спрессовав до размера нескольких слов: «смутное время», «революция», «война»...

 На мировом книжном рынке новый бум — скандинавского, и в частности шведского детектива. Строя сюжет на основе реальных дел, с которыми работал в уголовном суде, адвокат Лапидус написал роман о стокгольмской мафии — и, что называется, проснулся знаменитым.

Главные действующие лица: чилиец Хорхе, севший за торговлю кокаином, планирует побег с зоны и месть тем, кто его посадил; серб Мрадо ездит на стрелки с «волками», «ангелами ада» и «прирожденными гангстерами», деля сферы влияния, и судится с бывшей женой за право опеки над дочерью; Юве строит из себя мажора, учится на юриста, втайне подрабатывает частным извозом, но готов согласиться на более прибыльное предложение шефа, — и ищет свою сестру, без вести пропавшую несколько лет назад. Пути их пересекутся.

Роман переведен на 26 языков. 20 октября 2010 года в российский прокат выходит шведская криминальная драма «Шальные деньги». В 2012 году готовится голливудский римейк с Заком Эфроном в главной роли.

В октябре 2010 г. состоится визит Йенса Лапидуса в Россию, приуроченный к премьере фильма «Шальные деньги», который выпускает кинопрокатная компания «Кино без границ». В премьере также примет участие режиссер фильма Даниэль Эспиноза.
http://prochtenie.ru/index.php/publ/5224
 Одна из главных поэтических книг 2010 года вышла — в издательстве «Водолей», неизвестным тиражом, с анонимным послесловием. Это книга Сергея Магида «В долине Элах», второй авторский сборник живущего в Праге поэта (первый, «Зона служенья», вышел в 2003 году в серии «Поэзия русской диаспоры» издательства «Новое литературное обозрение»).

«Зона служенья» представляла собой корпус избранного за тридцать лет. До эмиграции в Чехословакию в конце восьмидесятых Сергей Магид принимал активное участие в неподцензурной литературной жизни Ленинграда семидесятых годов, публиковался в самиздате в Риге и Ленинграде, а позже, в восьмидесятых, входил в полуофициальный «Клуб-81». В официальной печати стихи Сергея Магида были опубликованы впервые как раз в сборнике «Клуба-81» «Круг» в 1985 году. Слова критика Данилы Давыдова о том, что поэтика Магида «характерна для семидесятнического поколения ленинградской неподцензурной словесности», верны относительно «Зоны служенья», а вот с новой книгой дело обстоит несколько сложнее.

«В долине Элах» — книга религиозной поэзии, которую трудно поместить в контекст круга неподцензурных авторов Петербурга позднесоветских времен: ее ближайшими соседями оказываются «Спиричуэлс» Бориса Херсонского; «Переписчик» Сергея Круглова; возможно, отчасти «Дорогие сироты» Михаила Гронаса. Список этот можно продолжать, но лучше попытаться понять, в чем же тут дело и каково, собственно, значение слова «религиозной» в начале этого абзаца. Магид, в отличие от Херсонского, не называет сборник словом, означающим жанр религиозных песнопений. В отличие от Круглова, он не обращается к святоотеческим текстам, лексическим пластам или реалиям, четко маркирующим конфессиональную принадлежность пишущего. Однако в некотором смысле Магид идет гораздо дальше.