Информационные ресурсы
Краеведение
Родителям и детям
ЦСЗИ
Погода


Журнальный зал




Главная страница arrow Пресса о нас arrow 2014 год arrow Сахновский, Игорь Фэдович. Игорь Сахновский: «Я должен получать кайф от того, что пишу»

Сахновский, Игорь Фэдович. Игорь Сахновский: «Я должен получать кайф от того, что пишу»
Версия для печати Отправить на e-mail
[Текст] / И. Ф. Сахновский; беседовал А. Курочкин // Орский вестник. – 2014. – 30 апреля. – С. 13.

Сахновский, Игорь Фэдович. Игорь Сахновский: «Я должен получать кайф от того, что пишу» [Электронный ресурс] / И. Ф. Сахновский; беседовал А. Курочкин // Орский вестник. – Режим доступа: http://www.orvest.ru/2014/04/30/igor-sakhnovskijj-ja-dolzhen-poluchat.html. – Загл. с экрана. – (Дата обращения: 12.05.2014).

Игорь Сахновский: «Я должен получать кайф от того, что пишу»
    
Он скромно стоял в коридоре центральной библиотеки: в джинсовом костюме, черной футболке, белых кроссовках. Сразу и не подумаешь, что это и есть тот самый Игорь Сахновский – лауреат престижных российских и международных литературных премий, гордость Орска.
– Ну что, будем начинать? – спросила заведующая отделом краеведения, когда, кажется, все собрались.
Гость прошел в центр, сел за столик. Налив в стакан минеральной воды, сделал несколько глотков. Встреча началась.


О фантазиях и реальности, которые иногда пересекаются

В моих книгах много личного. Это принцип, который, сам того не осознавая, я сформулировал в первой книге «Насущные нужды умерших» и следую ему всю жизнь. Прошу прощения, себя процитирую: «Начав рассказывать эту историю, я дал себе слово не выдумывать обстоятельства, покуда живые и невыдуманные, как бедные родственники, топчутся в прихожей и ждут, пока на них обратят внимание». Считаю, невыдуманная реальность гораздо интереснее, прекраснее, страшнее, фантастичнее, чем что-то высосанное из пальца. Мне приходилось довольно много общаться с фантастами – очень любопытные люди.
Однажды и меня причислили к этой армии. Сижу дома, никого не трогаю и вдруг натыкаюсь в Интернете на новость. Мол, международный конвент фантастов наградил меня «Бронзовой улиткой» за книгу «Человек, который знал все». Этот приз вручает лично Борис Стругацкий за лучшую, по его мнению, фантастику года. Награду я в итоге получил, но к этому жанру отношения не имею и никогда в нем не работал. С современными жанрами вообще беда. Книгу, о которой идет речь, называли даже интеллектуальным триллером.

О французах, которые похожи на советских интеллигентов

Переводы – вообще отдельная тема. Те, кто этим занимаются, святые люди. Перевести книгу на другой язык – значит фактически написать ее заново. Как правило, с переводчиками у меня все происходит смешно или трогательно. К примеру, немецкая переводчица однажды прислала огромный список вопросов и уточнений. Например, она спросила: «Игорь, у вас там сказано, что на стене дома гудроном написано слово, означающее полный конец всему. Мне, в принципе, неважно само слово, но любопытно было бы знать».
Бывает, влюбляюсь в какую-то страну, езжу туда по несколько раз – так было в Великобритании. А к каким-то местам равнодушен. К примеру, к Парижу. Хотя когда там выходила книга, у меня состоялись замечательные встречи, боюсь соврать, то ли с правнуком, то ли с праправнуком Дантеса. Обратил внимание, что французы задают очень глубокие вопросы, закапываются в такие тонкости, что напоминают участников интеллигентских посиделок на кухне в советские годы.

О бумажной книге, которая никуда не денется

Говорят, что бумага скоро уйдет в прошлое и люди перейдут на электронные книги. Думаю, этого не произойдет. Как бы ни были удобны планшеты, но продажи бумажных книг за рубежом только растут. Это бизнес. В то же время книги становятся роскошью, перестают быть доступными абсолютно всем. В принципе, и такой досуг, как чтение, тоже роскошь. Для этого нужно обладать такой драгоценностью, как время.
Я общаюсь с разными людьми, в том числе с довольно молодыми. Мне нравится, что они не восторгаются новыми гаджетами, а смотрят на них как на расходный материал, делающий жизнь чуть удобнее.

О рукописях, которые уходят в прошлое

Как замечательно быть литератором! По-моему, лучше, чем художником. Литератору ничего не нужно – была бы бумага, карандаш плюс какой-нибудь дохлый компьютер.
У каждого писателя своя манера создания произведения. Мне интереснее брать реальных персонажей, ставить их в определенные условия и смотреть, как они будут действовать. Кто-то пишет книгу как сочинение. Вот план. Сегодня, к примеру, нужно написать несколько глав с таким-то сюжетом. Получается, что книжка – как раскраска: есть сюжетный фон, остается только добавить цвет. Мне это неинтересно.
Как-то попал на одно окололитературное собрание, где довольно продвинутый дяденька доказывал, что на компьютере вообще ничего достойного написать нельзя. Говорил так убедительно, что я бы даже поверил, если бы не помнил слов Габриэля Маркеса, который полжизни писал от руки, а потом полжизни – на компьютере. Его спросили: «Что изменилось бы, если бы вы всю жизнь работали за компьютером?». «Изменилось бы одно, – ответил Маркес, – я написал бы гораздо больше».
Когда писал свой первый роман от руки, то лист четвертого формата был сверху донизу испещрен правкой, его невозможно было прочесть. Приходилось брать чистый и переписывать. Но когда доходил донизу, он становился таким же, как и предыдущий.

О памяти, которая хранит запахи

У меня избирательная память. Забываю даты, не помню, что в каком году было. Из всех дат помню только свой день рождения и сестры. Путаюсь, в какой последовательности шли события, но отлично помню, как пахло вот это, какого цвета были стены вот в этой кухне или как был одет этот человек.

О секрете, с которым можно не согласиться

Понятно, один текст не будет интересен всем. По большому счету есть обобщенный секрет применительно к литературе. Невозможно подстроиться под всех. Дело должно нравится мне, я должен получать кайф от того, что пишу.

После того, как Сахновский закончил говорить, а говорил он часа два, репортеру «ОВ» удалось взять у знаменитого писателя эксклюзивное интервью.

– Как у вас протекает творческий процесс? Пишете, пока не надоест?
– Не люблю слово «вдохновение», по-моему, его используют только непрофессионалы. Никакого вдохновения как основы работы нет, вдохновение – как аппетит, который приходит во время еды. Литературное творчество – это тяжелая работа, и самое трудное в ней то, что это работа мнимая. В ней никогда неизвестен результат. Ты все время сомневаешься, все время выбираешь, находишься на распутье. Это хорошо видно, кстати, по черновикам Пушкина. Он зачеркивает слово, ставит над ним второе, затем третье. Писатель не просто выбирает слово получше, он выбирает, каким ему быть, выбирает свою судьбу, направление. Можно корпеть и пять, и десять часов, а результатом станет один абзац.

– После какой книги почувствовали себя известным?
– Известность началась после публикации в журнале «Новый мир». Это был первый роман «Насущные нужды умерших». Я отправил его в редакцию по почте, а через неделю позвонили и сообщили, что напечатают. Попасть в «Новый мир» в те времена для начинающего автора было нереально. Затем была радость, когда получил письмо из французского издательства «Галлимар» о том, что оно собирается издать мою книгу. Тоже была эйфория. С годами она притупляется, таких эмоций от публикаций уже не получаешь. Зато увеличивается ответственность. Известность только усложняет жизнь.

– О писателях ходят разговоры, что они довольно обеспеченные люди. Почему вы до сих пор живете в Екатеринбурге?
– В мире очень немного авторов, которые могут разбогатеть на своих книгах. По большому счету за книги платят немного. Кому-то везет попасть в киношный проект. Я не стремился к этому, но получилась экранизация романа. По деньгам это совершенно другой уровень – в десятки раз больше. Я по крайней мере не жалуюсь. При этом не прекращаю работать в штате редакции одного журнала. Что греха таить, как литератор зарабатываю больше, чем редактор.

– Наверняка многие стараются попасть в ваше окружение?
– Я человек очень закрытый, могу поболтать о многом, но ничего не рассказать. Меня знают многие, но это не значит, что у меня широкий круг общения. Веду закрытый образ жизни, на тусовки хожу крайне редко. Иногда бывает, за два месяца вообще из дома не выбираюсь.

– Каков ваш быт – коттедж, вилла?
– Нет, живу в обычной квартире.

– Каким вы нашли Орск в этот приезд?
– В Орске люблю центр города, дворики за ДК нефтехимиков. Очень скучаю по городу, по возможности стараюсь сюда вырваться. Горд, как автор, что в романе «Насущные нужды умерших», который переведен на основные европейские языки, узнаваемо присутствует Орск. Очень горюю по поводу тех изменений, которые произошли в конце 80-х. Например, в то самое время, когда заканчивалась власть коммунистической партии, в городе установили памятник Ленину. Я обалдел. Ведь перед театром был уютный скверик, а тут вдруг поставили эту каменную глыбу.

– С каким чувством покидаете Орск?
– С грустью. Хотелось бы больше побыть с родными и близкими. Доволен, что в центральной библиотеке устроили такую встречу. Увидел многих, кого не гадал. Было трогательно.

Справка «ОВ»

Игорь Фэдович Сахновский родился в 1958 году в Орске. Его первый роман «Насущные нужды умерших» был опубликован в журнале «Новый мир» в 1999 году и номинирован на премию имени Аполлона Григорьева. В 2002-м роман переведен на английский язык и удостоен международной литературной премии.
Цикл рассказов – «Счастливцы и безумцы» – в 2003 году получил гран-при Всероссийского конкурса «Русский декамерон» как лучшее произведение любовно-эротической тематики. Роман «Человек, который знал всё» – в списке финалистов Национальной литературной премии «Большая книга» и премии «Русский Букер» сезона 2006-2007 годов.

Александр Курочкин
Централизованная библиотечная система г. Орска, 2009-2017
г.Орск, просп. Ленина, 13
тел.: 25-55-43, 25-39-64, 25-82-15
email: ??? ??????????? ??????????? e-mail ?????????? ???????????????? ? ????????-?????. ????? ??????? ???, ? ??? ?????? ???? ??????? Java-Script ???? ????? e-mail ??????? ?? ????-?????. ????? ??????? ???, ? ??? ?????? ???? ??????? Java-Script
Разработка Студия WEB-проектов MKWEB.ru